Ответ Борису

Здравствуйте, Борис!

Благодарю за то, как восприняли мое эссе, зачитанное маэстро!

Прежде чем отчитаюсь по своим комментариям к произведениям коллег, прикрепляю к сообщению архив с учебным материалом. Прежде всего, на Вашем месте, я бы прочитал «Как стать писателем» Юрия Никитина. Эта книга несколько месяцев для меня была настольной, прочитал, думаю, не меньше 5 раз.

Теперь попробую по порядку.

Достойна восхищения работа Александры Окатовой, она оформлена в формате pdf.

У Егора Дрознес работы интересные. Правда, я ему заметил, что «Человек с больной совестью» напоминает роман Д. Вэнса «Глаза чужого мира».

Игорь Горанд пишет так, что хочется читать дальше. Он ответил мне, что обязательно напишет продолжение.

У Михаила Яркова проблемное оформление почти одним блоком – читать трудно.

Ольга Биченкова призналась, что ей хотелось бы больше учебного материала, и я ей предложил подборку учебников, которую посылаю в этот раз и Вам.

Ольга Дмитриева нарисовала текстом картинку, иного, как я предполагаю, и не требовалось.

Кругосветов, конечно, мастер, написал о его «хурме», мол, вещица изящная, читал с удовольствием.

У Татьяны Бирюза понравилась проза. А стихи таки нет.

Алене Русаковой написал, что в ее текстах, на мой взгляд, много лишних слов, даже после учета стилизации надо избавляться.

Синопсис Александра Степанова, с одной стороны, нравится – профессионализмом. С другой стороны, того профессионализма как раз и нет в том плане, что к своим героям автор относится с явной иронией, а это ставит под сомнение ценность того, что пишет.

А «Семь цветов магии» Егора Дрознес написано хорошо, даже написал, что читал на одном дыхании.

Рассказ Ольги Дмитриевой о дне рождения – написал ей почти, что она – гений.

Филипп Ильин, его миниатюры демонстрируют обилие идей автора, а также, как мне кажется, совершенное равнодушие к языку, на котором пишет.

Юрий Аленко откровенный разгильдяй. Но своего-то ума не вставишь, и собственной глупости не превозмочь.

Больше Галина ничего мне не прислала пока.

Кстати, Юрий Никитин пишет, что язык мало значит по части временных пластов, типа тысячелетий. Вот язык Гомера давно мертв, а его «Иллиада» и «Одисея» до сих пор заставляют подражать. Речь о том, что идея, наверное, более весома, чем сам по себе язык.

С уважением,
Юрий

p.s. Галина – секретарь кусов литературного мастерства






ВОЙДИТЕ ИЛИ ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ, ЧТОБЫ ПРОСЛУШАТЬ ИЛИ СКАЧАТЬ ПЕСНИ!!!
ВОЙДИТЕ ИЛИ ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ, ЧТОБЫ КОММЕНТИРОВАТЬ